• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Отчет о стажировке в Музее Холокоста

Ирина Махалова, аспирантка программы "Академическая аспирантура", рассказывает о своей стажировке в Центре высших исследований Холокоста при Мемориальном Музее Холокоста

На протяжении шести недель лета 2017 года я проходила стажировку в Мемориальном Музее Холокоста, в котором хранится крупнейшее в мире собрание архивных документов (как оригиналы, так и представленные в копиях) и исследовательской литературы по истории Холокоста и, как следствие, по всем связанным с ним темам. Естественно, тема коллаборационизма на территории как оккупированной в годы Второй мировой войны Европы, так и на советских территориях представлена довольно широко.

Моим руководителем стал Дэниел Ньюман, который курирует различные проекты, связанные с изучением Холокоста на советских территориям. Именно он в первые дни моего пребывания в архиве музея сориентировал по основным коллекциям документов и дал необходимые рекомендации. Не менее важной стала для меня консультация Венди Лоуэр, которая на данный момент является научным руководителем Центра высших исследований Холокоста при Мемориальном Музее Холокоста. Ее последней работой стала книга «Hitler’s Furies» о женщинах Третьего Рейха, которые наравне с мужчинами участвовали в преследовании еврейского населения на территории оккупированной Восточной Европы. Венди Лоуэр, занимаясь в последнее время больше гендерными аспектами Холокоста, проконсультировала меня по одному из наименее изученных вопросов, касающихся коллаборационизма советских граждан, - «женский» коллаборационизм. В частности, она предложила сделать акцент на национальности женщин, работавших на оккупантов в Крыму, а также сравнить, уже в дальнейшей перспективе, «женский» коллаборационизм на различных оккупированных советских территориях.

Каждый год Центр высших исследований Холокоста приглашает специалистов, занимающихся историей Холокоста и Второй мировой войны, на стажировку, которая длится от трех до восьми месяцев. Каждую неделю один из них должен делать доклад о своем исследовании, после чего организуется обсуждение исследования и предлагаются различные перспективы развития темы. Несмотря на то, что мне не посчастливилось попасть на доклад, посвященный коллаборационизму или оккупационному режиму на советских территориях, посещение подобных презентаций было крайне полезно, поскольку часто в центре обсуждения находились те или иные методологические проблемы, которые касаются изучения Холокоста в целом. В частности, на одном из семинаров обсуждалась методика работы с интервью, взятыми спустя 20-30 лет после произошедших событий; на другом – работа с периодическими изданиями и пр.      

Конечно, одной из главнейших задач моей стажировки был сбор того материала, который по-прежнему не выдается исследователям в российских архивах (хотя кое-что можно теперь найти в архиве СБУ в Киеве), однако доступен в виде копий в архиве Музея Холокоста. Кроме того, в архиве Музея собрана огромная коллекция немецких документов из архивов Германии, которые были открыты для исследователей после войны.

Наиболее важной для меня стала коллекция личных судебных дел против бывших коллаборационистов. Я работала как с мужскими, так и женскими делами, что позволит мне рассмотреть в будущей диссертации формы как мужского, так и женского коллаборационизма в Крыму. Нужно также отметить, что судебные дела против женщин будут введены впервые в научный оборот, поскольку «женский» коллаборационизм на оккупированных советских территориях до сих пор остается темой малоизученной именно в силу недостатка источников.

Помимо судебных дел против бывших коллаборационистов, я работала с материалами Чрезвычайной Комиссии по расследованию нацистских преступлений в Крыму, в частности, по таким городам, как Феодосия, Керчь и Симферополь. Еще одной коллекцией стали документы из архива ФСБ (г. Москва), а именно – протоколы допросов взятых в плен немцев, которые позднее были осуждены за преступления, совершенные ими на советских оккупированных территориях. Документы Венских судебных процессов против членов Einsatzgruppe D, представленные также в копиях, являются ценным материалом для моей диссертации, так как содержат протоколы допросов людей, непосредственно участвовавших в расстрелах еврейского населения Южной Украины, Крыма и Северного Кавказа. Помимо всего прочего, они рассказывали и о коллаборационистах из числа местного населения, что позволяет рассмотреть эти протоколы в контексте с другими источниками.

В ходе работы в библиотеке Музея Холокоста я ознакомилась с огромным массивом исследовательской литературы, которая составит основу историографии будущей диссертации. Это литература на русском, украинском, английском, немецком и французском языках: монографии, сборники статей, диссертации и пр.

Кроме того, сейчас я работаю над двумя статьями, тезисы которых основываются на найденном в архиве Мемориального Музея Холокоста материале. Одна из статей представляет собой историографический анализ проблемы коллаборационизма в Крыму, во второй анализируются формы «женского коллаборационизма» в Крыму в 1941-1944 гг.