• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Новости
Дисциплина "Микроэконометрика (продвинутый уровень)" начнется с декабря 2017г. Дисциплина "Методы и средства разработки больших данных" - курс не открывают
Новости
01.12.2017 г. для аспирантов 1-го года состоится презентация по написанию реферата по истории экономической науки в 18:10 по адресу: ул. Шаболовка, д.26, ауд. 3230. Зачет по реферату является допуском к кандидатскому экзамену по Истории и философии науки.

17.11.2017

Полное безналичное перечисление стипендий
Аспирантам, зачисленным до 2017г., необходимо предоставить заполненную анкету на выпуск карты в Управление бухгалтерского учета НИУ ВШЭ 
7 декабря – 9 декабря
Конкурс научных работ студентов и аспирантов, приуроченный к V международной конференции «New Global Governance – System of Compromises?»
Работы принимаются до 30 ноября 

Карьерные траектории выпускников

Сведения по карьерным траекториям выпускников аспирантуры, успешно защитивших кандидатские диссертации в 2002-2015 гг. 

Всего 71 чел

 

% от всех

% от ответивших

Аудит/Консалтинг

4

6

6.5

Реальный сектор экономики

12

17

20

Финансовый сектор экономики

19

27

31.5

Образование/Научные исследования (не ВШЭ)

9

12.5

15

ВШЭ

16

22.5

27

Нет данных

11

15

 

Есть данные

60

 85

 

Интервью выпускников

Сюняев Георгий Равильевич (2015)

— Кем и где Вы работаете? 

— С 2014 года я являюсь аспирантом факультета политологии Колумбийского Университета в г. Нью-Йорк, США.

— Когда Вы учились в аспирантуре ВШЭ? Когда защищали диссертацию? 

— Я проходил обучение в академической аспирантуре ВШЭ с 2011 по 2014 гг. по специальности экономическая теория. Диссертацию я защитил в октябре 2015 г.

— Как и почему Вы поступили в аспирантуру ВШЭ?

— На последнем курсе бакалавриата я заинтересовался изучением институциональной экономики и того как политические институты (например политический режим) связаны с экономическими институтами (например защитой прав собственности) в ходе обучения по курсу "Новая Политическая Экономия" Леонида Иосифовича Полищука. В связи с этим я решил продолжить свое обучение в магистратуре ВШЭ под руководством Леонида Иосифовича, занимаясь непосредственно исследованием этих вопросов. В ходе обучения в магистратуре я понял. что хочу связать свою карьеру с изучением вопросов политичесой экономии в целом и решил продолжить свое обучение в аспирантуре ВШЭ. Т.к. стандартная программа аспирантуры не предоставляла достаточного финансового обеспечения, я решил подать свое резюме на программу академической аспирантуры и успешно прошел отбор.

— Уже сейчас, после защиты – как Вы могли бы описать одним предложением, – чему была посвящена Ваша диссертация? Как и почему Вы выбрали именно эту проблему? 

— Моя диссертация описывает, а также эмпирически и теоретически обосновывает существование ранее не изученного в литературе механизма "институциональной страховки", объясняющего, почему властные группы элит в недемократических (авторитарных) странах могут быть заинтересованы в обеспечении защиты прав собственности для широких слоев населения, несмотря на то что их власть не ограничена демократической системой сдержек и противовесов. Выбор данной темы был обоснован тем, что с тех пор как я заинтересовался изучением политической экономии я был поражен насколько высока вариация экономических и политических конфигураций недемократических политических режимов, и хотел лучше понять факторы определяющие такие конфигурации. При это существующая литература не дает достаточно удовлетворительного ответа на вопрос почему некоторые авторитарные режимы (например Сингапур) показывают высокие темпы экономического роста, в то время как другие стагнируют (например Венесуэла).

— Расскажите, чему Вы научились за время обучения в аспирантуре ВШЭ? Что из этих навыков Вам больше всего пригодилось в работе? 

— Так как я продолжаю свое обучение в аспирантуре по политологии и планирую связать свою карьеру с академической средой, почти все навыки полученные мною в магистратуре и аспирантуре ВШЭ полезны для меня и сейчас. К таким навыкам можно отнести знание основ формальных математических методов в экономике и социальных наук в целом (математический анализ, линейная алгебра, микроэкономика, теория игр), а также наиболее распространенных статистических методов. Также очень полезными оказались навыки презентации своих работ и знание стандартов международной академической деятельности которые я получил благодаря помощи факультета Экономики, Института Институциональных Исследований и моего научного руководителя Леонида Иосифовича Полищука.

— Расскажите коротко о Вашей карьере после защиты кандидатской диссертации. 

— Я защитил диссертацию в 2015 году уже являясь аспирантом Колумбийского Университета. Мое решение поступать в зарубежную аспирантуру было вызвано двумя факторами. Во-первых, я хотел углубить свое знание политологии, т.к. хочу связать свою академическую карьеру с изучением вопросов на рубеже экономики и политологии. Во-вторых, я считаю что изучение политологии на аспирантской программе в США предоставляет уникальную возможность интеграции в международное экономическое сообщество и позволяет мне претендовать на получение работы в одном из зарубежных университетов в будущем.

— Что Вы можете порекомендовать аспирантам и абитуриентам аспирантуры ВШЭ? 

Я думаю, что одним из самых важных аспектов подготовки к академической карьере (помимо получения качественного образования) является интеграция в международное академическое сообществао, умение не только делать качественные исследования, но и презентовать их аудитории так, чтобы эти исследования вызывали интерес. Я не буду утверждать, что владею этими навыками, но могу сказать, что именно подобные навыки всегда востребованы, и я бы рекомендовал будущим аспирантам ВШЭ не забывать о них, чаще и больше участвовать в российских и международных конференциях и семинарах, ездить на программы обмена и продвигать свои исследования не только в узком кругу научной лаборатории в которой они работают.

Вероника Анатольевна Винарик (2015)

Нахожусь в декретном отпуске, работаю исследователем в Институте образования ВШЭ. Обучалась с ноября 2010г., защитилась в феврале 2015. Я училась в магистратуре ВШЭ, после окончания магистратуры научный руководитель моей магистерской диссертации предложила мне продолжить исследование и поработать над кандидатской диссертацией. 4. Моя диссертация была посвящена системе менеджмента качества ИСО 9001, в диссертации я пыталась выяснить, какие российские компании выбирают сертификацию системы менеджмента качества на соответствие сертификату ИСО 9001 и как получение сертификата влияет на деятельность компаний.

Во время обучения в аспирантуре я развила исследовательские навыки, у меня появилась возможность познакомиться и поработать с исследователями из других стран, что очень помогло мне в моей исследовательской работе в ВШЭ. Хочу порекомендовать аспирантам использовать все свободное время на написание диссертации. Лучше не совмещать работу и написание диссертации (как бы сложно это не было). Иначе написание диссертации займет намного больше времени..

Погожева Анастасия Андреевна (2013)

Основатель образовательного проекта Level One (массовые оффлайн-лекции на гуманитарные темы). Защитила диссертацию осенью 2013, училась там два года к этому моменту. Поступила как обычно, сдав экзамены, но не сразу после магистратуры Вышки, а спустя года 4. Этого очень хотели мои бабушка-дедушка, и я подумала, что мне будет не очень сложно. Диссертация была посвящена влиянию рекомендаций аналитиков инвестбанков (покупать или нет) на котировки акций на российских биржах. Выбрала эту проблему, потому что в тот момент работала в агентстве Интерфакс Бизнес Сервис, мы консультировали множество публичных компаний по взаимодействию с инвесторами, в том числе по получению рейтингов у рейтинговых агентств и взаимодействию с аналитиками инвестбанков.

Cамое главное, чему научилась - писать огромные содержательные тексты, это действительно сильно пригодилось. После защиты диссера карьера никак не была с ним связана. Работала, собственно, в Интерфакс Бизнес Сервисе, потом в самом Интерфаксе зам директора по корпоративному развитию (отвечала за управленческий учет, бизнес-планирование, системы мотивации в компании). В 2012 году ушла в декрет и спустя два года запустила собственный предпринимательский проект, который и превратился в Level One

Матыцин Михаил Сергеевич (2012)

Михаил Матыцин четыре года работает в московском представительстве Всемирного банка, а осенью переходит в его штаб-квартиру в Вашингтоне. А начиналось для него всё с изучения бедности и неравенства в аспирантуре Вышки.

Учиться нужно всю жизнь

Для меня поступление в аспирантуру было достаточно очевидным и простым выбором. Раздумья насчет того, чем я хочу заниматься, у меня были на этапе поступления в бакалавриат Вышки, когда я выбирал факультет. Но в процессе учебы я примерно понял, чего хочу и какое направление меня особенно привлекает — мне хотелось более глубоко изучать математические методы анализа экономики и эконометрику. Этим я занимался и в бакалавриате, и в магистратуре, и аспирантура стала естественным продолжением моего пути. Но это одна часть истории.

Другая часть истории заключается в том, что мне очень повезло встретить своего научного руководителя еще в магистратуре. Это Эмиль Борисович Ершов. Настолько много было предварительных наработок и идей, которые мы не успели реализовать в магистратуре, что было бы очень жалко бросить их на полпути.

Третья причина состояла в моем участии в проектах лаборатории макроструктурного моделирования и среднесрочного прогнозирования экономики России. Это была мотивирующая, подстегивающая работа с хорошей командой, которую тоже хотелось продолжать.

Я даже не мог ожидать, что то, чем мы занимались в аспирантуре, будет настолько применимо на практике. Я занимался этим для себя, для собственного интереса, а оказалось, что получил уникальную профессиональную квалификацию

Но помимо этого у меня в семье есть люди, которые своим примером показывали, что, начав с обучения в аспирантуре и защиты диссертации, учиться можно всю жизнь. Так, мой дедушка Виктор Алексеевич Сидоренко стоял у истоков гражданской ядерной энергетики и сам воспитал не одно поколение учеников и аспирантов. Он работал в Курчатовском институте, потом некоторое время по административной линии в министерствах. Он является для меня примером человека, который сам, своим желанием и настойчивостью, добился успеха в науке. Мой папа также закончил аспирантуру и несколько лет работал в МГУ, но и после этого продолжил учиться — получил высшее образование в другой области.

Найти то, что не видит статистика

В моей кандидатской диссертации мы с профессором Ершовым разработали подход к тому, как измерять доходное неравенство в России с учетом разного уровня цен. Традиционно доходное неравенство измеряется такими показателями, как коэффициент Джини. Наша идея состояла в том, что помимо разного уровня дохода люди еще и сталкиваются с разными ценами в магазинах. Кто-то живет в Москве, где всё доступно, но дорого. Кто-то живет в провинции, где до магазина далеко ехать и определенные товары трудно достать. У кого-то есть доступ к дешевым продуктам питания, но нет доступа к услугам или наоборот. То есть разные причины заставляют людей выбирать разные цены, и это тоже сказывается на уровне их потребления. Официальная статистика улавливает это только отчасти. Мы пытались отследить даже изменение цен на продукты: насколько дорогие продукты растут в цене быстрее, чем дешевые, или насколько один тип продуктов дорожает быстрее других. Уже потом я получил возможность представить результаты этого исследования во Всемирном банке, и они вызвали живой отклик.

Скажу честно: я даже не мог ожидать, что то, чем мы занимались в аспирантуре, будет настолько применимо на практике. Я ведь занимался этим для себя, для собственного интереса, а оказалось, что я получил уникальную профессиональную квалификацию. Это был очень приятный бонус.

Не получается? Пробуй еще

Я счастлив, что Эмиль Борисович был в моей жизни. Прежде всего это человек, который научил меня научной работе в широком смысле. Научному кругозору этого человека я мог только удивляться, и это была для меня лишняя мотивация продолжать учиться и читать книжки и статьи по разным экономическим темам. Мне могло казаться, что мы обсуждаем какой-то совсем технический вопрос, но Эмиль Борисович вдруг давал по нему такой содержательный совет, что я начинал видеть вещи по-другому. Кстати, параллельно с аспирантурой Вышки я учился в магистратуре Российской экономической школы. В РЭШ я выбрал тему, близкую к тому, чем занимался в аспирантуре, и появилась «экономия от масштаба»: я делал сходные вещи, которые могли быть применимы и там, и там. Эмиль Борисович поначалу боялся, что РЭШ будет отвлекать меня от аспирантуры, но потом, когда мы вошли в рабочий процесс, он успокоился и даже стал переживать за мои тамошние успехи.

Порой я приходил к Ершову в расстроенных чувствах, говорил: «Эмиль Борисович, я бьюсь-бьюсь, а ничего не получается». А он мне отвечал: «Ну, хорошо, я так и ожидал, что с этим у тебя ничего не получится — а ты пробовал сделать вот так?». Я говорил: «Нет, а зачем?» — «Ну, ты попробуй». Я недоумевал, почему мы должны бросить одно и пойти в другую сторону, но тут всё вдруг складывалось. И я понимал, что Эмиль Борисович всё заранее знал, но хотел, чтобы я сам прошел через все трудности и ошибки, чтобы получить результат, потому что такой опыт самый ценный. И когда я ему после аспирантуры рассказывал, как мне эти исследования пригодились во Всемирном банке, то по его глазам видел, что для него это не стало сюрпризом, он знал, что это обязательно «выстрелит».

Выйти на свой путь

Я уверен, что ничего случайного в жизни нет. Если человек методично идет к чему-то, то рано или поздно он к этому приходит, но иногда — нетривиальным путем. Так было у меня. Во Всемирный банк я попал далеко не сразу. У меня был краткий период стажировки в компании «Ренессанс Капитал» — интересный опыт во время кризиса 2008 года. Затем я узнал, что во Всемирном банке ищут человека с похожим на мой бэкграундом. Но им был нужен профессионал с большим опытом работы, поэтому после собеседования мы расстались, но оказалось, что я оставил о себе хорошее впечатление, и меня самого эта организация «зацепила». Потом в аспирантуре, на конференциях, я старался ходить на их доклады, читать их публикации и следить за их деятельностью.

Следующим шагом станет погружение в глобальный контекст, и этой работой я займусь уже в штаб-квартире Всемирного банка в Вашингтоне. Спустя два с половиной года, уже ближе к окончанию аспирантуры, я вновь пришел во Всемирный банк и честно сказал: «С тех пор как мы с вами последний раз общались, я научился тому-то и тому-то, я знаю, что вы занимаетесь аналогичными вещами — возможно, я был бы вам полезен». Они немножко подумали и сказали: да, у нас есть для тебя подходящие задачи, нам нужен человек для проекта по прогнозированию потребления в России. Я с энтузиазмом взялся за это дело и с удовольствием работал с командой Всемирного банка в течение трех-четырех месяцев. Но и это было не всё.

По окончании этого проекта я ушел на работу в «Сбербанк», в Центр макроэкономических исследований под руководством Ксении Юдаевой. Там тоже были интересные люди и интересные задачи, с которыми я работал около года, и я понял, что нужно выбирать, где продолжать карьеру. Наверное, решающим аргументом стал мой аспирантский опыт и возможность продолжать во Всемирном банке те исследования, которые я начал в аспирантуре.

Как соединить несоединимое

Формально Всемирный банк имеет миссией борьбу с бедностью. Это очень широкое направление, но внутри банка есть группа, которая занимается непосредственно анализом бедности и оценкой того, как каждая конкретная мера и проект влияет на борьбу с бедностью. Я являюсь членом такой группы, занимаясь множеством количественных исследований. Эта работа скорее экспертная, чем научная, но она включает самые современные научные методики. Есть люди, которые придумывают наиболее правильный способ измерять бедность, а мы его в своей работе используем. Это очень близко тому, чем я занимался в Вышке под руководством Эмиля Борисовича.

В аспирантуре большая часть моих обязанностей состояла в обработке данных, полученных в результате обследования бюджетов домашних хозяйств. Эти данные были за разные годы, они не всегда хорошо сравнимы между собой, в них есть ошибки, которые нужно исправлять. Данные нужно правильно агрегировать, чтобы сравнивать «правильных» людей. К тому же сложность была в том, что не вся нужная нам информация была в одном источнике, нам пришлось обратиться к альтернативному, придумать, как такие данные соединить. Вот эта работа и эта квалификация, полученная в аспирантуре, оказалась наиболее востребованной в моей текущей работе во Всемирном банке.

Сделать следующий шаг

Постепенно моя деятельность во Всемирном банке сдвигалась от макроэкономических к микроэкономическим проектам. Я работал в интересном проекте по старению населения, где нужно было оценить влияние грядущих демографических трендов на экономику. Был проект по оценке эффекта перераспределения денег через бюджетную систему, в ходе которого мы, например, установили, что основное перераспределение у нас идет через пенсии, а главные его бенефициары — пенсионеры.

Всемирный банк — это экспертная организация. Он дает рекомендации по экономической политике правительствам разных стран. Поэтому постепенно я приобретал и другие навыки, помимо работы с данными. В командировках нужно встречаться с контрагентами — чиновниками, работниками статистических служб, и к каждому человеку нужен свой подход. Да и в самом Всемирном банке очень интернациональная команда, часто люди работают по регионам, которые далеки от их родных стран. В нашей команде много людей из Латинской Америки, а еще из Индии, Китая, Африки, Восточной Европы. И у меня стал появляться опыт работы по другим странам — СНГ и Европы. Там немного другие обследования, но принцип тот же самый. А следующим шагом станет погружение в глобальный контекст, и этой работой я займусь уже в штаб-квартире Всемирного банка в Вашингтоне.

Белоусова Вероника Юрьевна (2010)

Вероника Белоусова, выпускница бакалавриата факультета экономики Пермского филиала ВШЭ и магистерской программы «Банки и банковская деятельность» Вышки в Москве, в 2010 году окончила аспирантуру НИУ ВШЭ, сейчас — доцент кафедры банковского дела факультета экономики ВШЭ.

— Вероника, для вас поступление в Вышку — это случайность, удача или реализация определенной задачи? Как вы выбирали, в какой вуз поступить?

— Я окончила физико-математический класс средней школы с золотой медалью и выбирала между образованием в сфере технических и математических наук, сюда же попадала и экономика. Посмотрев, что предлагают университеты, я определилась, что буду сдавать математику, и в качестве вариантов рассматривала три вуза: Пермский государственный технический университет — мои друзья пошли туда, мехмат и экономфак в Пермском государственном университете и экономический факультет ВШЭ. Вышка попала в этот список как наиболее прогрессивный и перспективный университет. Я подала документы в эти три вуза, так сложилось, что первый экзамен я сдавала в Вышке, и там со мной произошла забавная ситуация. Я очень спешила на вступительный экзамен по математике, влетела в аудиторию, быстро села на свободное место и затихла, пытаясь сориентироваться. Наблюдая за остальными ребятами, неожиданно поняла, что прежде чем сесть, надо было узнать свой номер и выбрать соответствующую парту. Не знаю, что это было: случайность, судьба или что-то еще, но когда я подошла и спросила свой номер, то оказалось, что в первый раз я заняла правильное место. Мне показалось, это добрый знак. Я сдала этот экзамен, набрала нужное количество баллов и подала документы в Вышку. Все преподаватели потом говорили, что наш набор был особенным — много медалистов, олимпиадников, ярких и позитивных людей, с которыми мне было интересно учиться.

— А кто из преподавателей особенно запомнился?

— В Пермском филиале у нас вели лекции передовые ученые, руководители законодательных органов и представители компаний реального и финансового сектора Пермского края. Я до сих пор помню, как мы готовились к таким предметам, как история мировой экономики, отечественная история, которые читала Елена Владимировна Корчагина. Она преподавала с вдохновением и азартом, но сдать ее предмет было сложно, надо было очень грамотно и логично выстраивать свои ответы. Историю экономических учений вела Зуева Елена Львовна, у нее можно было просидеть полтора часа с открытым ртом, а потом еще бежать за ней, задавая вопросы. В микроэкономике на путь истинный нас наставила Марина Витальевна Шеина, в первую сессию мы сдавали ей экзамен накануне Нового года, до 10 часов вечера, это запомнилось всем. Не меньшее впечатление на меня произвели лекции по теории отраслевых рынков Редькиной Анастасии Юрьевны, она очень искусно и четко преподносила материал, правда, потом спрашивала с той же (если не с большей) четкостью. В свою очередь, преподаватели кафедры высшей математики под руководством Иванова Анатолия Прокопьевича привили нам как экономистам-математикам настойчивость в решении оптимизационных задач. Подготовка к занятиям по английскому языку также была неотъемлемой, но приятной частью нашей учебной нагрузки. На эти занятия мы шли с большой радостью (мы были в группе у Ирины Александровны Рачевой, а потом у Елены Николаевны Халезовой). Раз в год под руководством Елены Николаевны у нас проходил день английского языка, это были яркие и эмоциональные театральные постановки, в их основе были известные музыкальные зарисовки с авторскими текстами о жизни и учебе в Вышке. В магистратуре мне тоже повезло с профессорами. Нам читал лекции Евгений Григорьевич Ясин, мысль о том, что можно пропустить его занятие, как-то даже в голову не приходила. С замиранием сердца слушали лекции Револьда Михайловича Энтова по теории финансов.

— Сложно ли было вам учиться в магистратуре, хватало ли полученных в бакалавриате знаний?

— Учиться было интересно. В бакалавриате у нас было немного занятий по специальным банковским дисциплинам, поэтому они были особенно полезны для меня и других ребят не из московской Вышки. Мы были первыми финансистами, у которых лекции по курсу «Математические модели принятия решения в управлении банком» читал ординарный профессор Фуад Тагиевич Алескеров. На его курсе рассматривались прикладные исследования — реальные управленческие задачи, которые он решал применительно к турецким и российским коммерческим банкам. Это были занятия с ученым, который признан на международном уровне. Фуад Тагиевич сразил нас своей любознательностью, грамотность, логичностью и четкостью изложения материала. Каждую фразу мы впитывали, за каждой из них стояла новая задача, новое направление для развития. Лекции Василия Михайловича Солодкова — это отдельная тема, он всегда читал без бумажки и давал не просто теоретические основы курса «Операции банков на международных валютных рынках», а всегда иллюстрировал их конкретными примерами и связывал с реальной ситуацией на рынке, мы решали жизненные кейсы. И на этот курс ходили не только студенты нашей программы по банковской деятельности, но и ребята с корпоративных финансов, управления рисками, фондовых рынков.

Было и активное вовлечение практикующих банкиров в учебный процесс кафедры банковского дела. Например, у нас читал курс по сравнительному анализу банковских систем Андрей Владимирович Верников, который имеет опыт работы в крупных коммерческих банках (в том числе МДМ-Банке, АБН АМРО) и в международных финансовых организациях (например, в Международном валютном фонде). Мастер-классы проводил Кёбе Эрик (президент ЗАО Credit Agricole CIB), в «наше время» он был президентом ЗАО Дрезднер Банк. Нам также очень повезло, что для нас читали лекции начальники разных управлений Банка России, например, Михаил Антонович Бездудный, Виктор Викторович Иванов.

Учеба на магистерской программе открыла для меня еще одно обстоятельство: оказалось, что все преподаватели Вышки — не небожители, к ним всем (даже к Ясину) можно подойти, пообщаться, задать вопрос, написать на почту и получить ответ, меня это окрыляло и давало мотивацию, чтобы учиться.

— Когда вы поступали в магистратуру — это ведь еще не было общей практикой. У вас были сомнения, рассматривали ли иные варианты?

— Я могла бы остаться в Перми, наши выпускники очень ценятся там на рынке труда, их быстро расхватывают, многие мои однокурсники сейчас — руководители департаментов, начальники отделов, на этом пути все более-менее прозрачно. Но мне захотелось попробовать что-то неизвестное, рвануть туда, где о тебе пока не знают. Тот год был последний, когда можно было поступить в московскую Вышку без экзаменов, если ты удовлетворял критериям отбора. Я была в пятерке лучших на своем курсе и хотела развиваться дальше, а магистратуры в Перми тогда еще не было, так что я недолго думала. Как я уже говорила, я пошла на программу «Банки и банковская деятельность», и так как мы были первый набор, программа только формировалась, то на нас многое обкатывали. В первом полугодии мы жили в каком-то сумасшедшем ритме, постоянно корпели над учебниками, статьями, задачами, но это позволило нам на втором курсе спокойно работать в банках, получать практические навыки по нашей специализации.

Я работала в Альфа-банке, и мне очень повезло с руководителем, поскольку он позволял мне в обеденное время знакомиться с работой других отделов банка. Я тратила на еду 10-20 минут и ходила в другие отделы, общалась с людьми, узнавала, как функционирует коммерческий банк. В это время я завершала подготовку магистерской диссертации по эффективному развитию филиальной сети коммерческого банка на развивающихся рынках под руководством Василия Михайловича Солодкова и Фуада Тагиевича Алескерова. Позже они предложили мне принять участие в одном из научных проектов Центра фундаментальных исследований Вышки по схожей тематике в качестве стажера-исследователя. Это требовало концентрации усилий на научной деятельности, регулярных встреч и обсуждений, поэтому я решила сосредоточиться на проекте и ушла из банка. Тем самым фактически сделала первый шаг к работе в университете.

— И вы сразу стали преподавать?

— Все началось с исследовательской части. Спустя пару месяцев Фуад Тагиевич предложил мне помочь ему в организации и проведении курса «Математические модели принятия решения в управлении банком». В то же время на кафедре банковского дела мне предложили вести семинары по курсу «Финансовые рынки и финансовые институты» по направлению «Банковское дело». Я работала с Валентином Марковичем Усоскиным и Натальей Васильевной Горелой. Ходила на лекции, которые Валентин Маркович читал третьему курсу, (если бы вы видели, как он говорит, как он держит аудиторию, когда читает лекции!) и вела семинары по их совместному с Натальей Васильевной курсу. Наталья Васильевна для каждого семинарского занятия давала четкий инструктаж, он даже был по объему и по времени похож на отдельный семинар. Кроме этих курсов, по рекомендации Фуада Тагиевича и Василия Михайловича я принимала также участие в проведении лекционных и семинарских занятий в рамках повышения квалификации для банкиров, представителей Банка России. Я согласилась на эту занятость, потому что такие курсы дают возможность работать в аудитории практиков, топ-менеджеров. И самое удивительное, что после первых споров о том, что теоретические модели не работают на практике, удается решить их реальные, невыдуманные кейсы.

— Сложно вести семинары за такими мэтрами? Как возникает уверенность, что на занятии все идет правильно?

— Когда я вела семинары в магистратуре за Фуадом Тагиевичем, он приходил почти на каждое занятие (хотя график его занятости плотный). На каждое мое слово он давал рекомендации: говорить громче или медленнее, остановиться на этом слайде подробно, эту задачу разобрать особенно тщательно. Эти рекомендации дорогого стоят, и, конечно, когда сталкиваешься с таким отношением, продолжение академической карьеры оказывается чем-то само собой разумеющимся, ты идешь и подаешь документы в аспирантуру. Василий Михайлович тоже делился своим опытом преподавательской работы. Буквально на одном из моих первых занятий для бакалавров он совсем неожиданно пришел проведать меня. Несмотря на адреналин, семинар прошел на одном дыхании, разгорелась настоящая дискуссия, пошли вопросы, ответы, я ощущала себя режиссером на сцене. Но оценка Василия Михайловича была сдержанной: по его мнению, мне не хватало привязки к реальным событиям, не было примеров, которые бы действительно затрагивали данную аудиторию. После этого я стала наполнять каждое занятие кейсами из практики, это действительно делает семинары более интересными для ребят.

— По вашему опыту обучения в аспирантуре, кроме написания диссертации, чем еще заняты будни вышкинского аспиранта?

— Мы ходили на разные семинары, конференции, только в отличие от нынешних аспирантов, мне кажется, у нас не было такого выбора — мы эти семинары искали и бежали занимать места на них. Сейчас в университете проходят десятки мероприятий ежедневно, приезжают мировые знаменитости, нобелевские лауреаты. Я участвовала в различных проектах не только как исследователь, но и как организатор. Одним из важных проектов в масштабах Вышки, в котором я приняла непосредственное участие, будучи секретарем Координационной группы по направлению «Экономика», стала организация первого заседания Международного экспертного совета по приоритетному направлению «Экономика». В этой встрече-семинаре приняли участие ученые из Австрии, Великобритании, Германии, Франции, США, решались вопросы стратегического развития нашего университета по экономическим наукам. Другим международным проектом была организация Банковском институтом ВШЭ международного семинара по платежным и расчетным системам, на котором с докладами выступили представители Международного валютного фонда, Банка международных расчетов, Банка Франции и Италии, Национального Банка Бельгии. Был еще проект по развитию партнерских отношений с информационно-аналитическим агентством «Томсон Рейтерс» — по результатам переговоров на кафедре банковского дела факультета экономики установлен компьютерный класс «Томсон Рейтерс». Сейчас это кажется привычным, когда студенты приходят, берут данные, используют их в своих проектах. Но этому предшествовала кропотливая работа по налаживанию сотрудничества с французскими и швейцарскими офисами компании, переписка, заключение договоров и прочие технические мелочи, которые, когда в это вникаешь, оказываются совсем непростыми.

— Статистика ухода из аспирантуры не в пользу науки. Какие факторы помогли вам дойти до финала — сделать работу, защититься?

— В аспирантском проекте важную роль играет научный руководитель, поддержка коллег по кафедре, научная среда. Но все-таки именно сам аспирант должен прилагать максимум усилий и добиваться того, что ему нужно. Возможно, я так говорю, потому что мне очень повезло, у меня была мощная поддержка, помощь и внимание со стороны научного руководителя, коллег кафедры, а среди них были и практики, и теоретики, так что я могла с любой стороны обсудить свои гипотезы, идеи, модели. Еще немаловажно получать здоровую критику и учиться отстаивать свои идеи, отвечать на вопросы, даже если они «вредные». Таким образом тебя учат держаться на публике, быть готовым к жестким вопросам и адекватно оценивать собственную работу. И еще при написании кандидатской диссертации важно осилить регламент.

— Как вы оцениваете свои результаты обучения в аспирантуре?

— Мое научное исследование по оценке граничной эффективности издержек российских банков вылилось не только в диссертацию, но и в отдельный учебный курс и ряд публикаций. За время учебы в аспирантуре совместно с Валентином Марковичем Усоскиным мы подготовили учебное пособие по курсу «Платежные системы и организация расчетов в коммерческом банке». Эта работа потребовала много времени и ресурсов, но сейчас она завершена, и книгу приняли к публикации в Издательском доме ВШЭ. И совершенно неожиданным результатом для меня оказалась сама защита перед Советом. После нее у меня возникло ощущение завершенности «аспирантского этапа» моей жизни. На мой взгляд, стоит три года работать, если после двух часов защиты, возникает уверенность в том, что ты — действительно кандидат экономических наук.

Субботин Александр Владимирович (2009)

2 апреля в Вышке состоялась защита кандидатской диссертации Александра Субботина, который оканчивает аспирантуру не только на факультете экономики ГУ-ВШЭ, но и в Париже-1 в Сорбонне. Своими впечатлениями по поводу научной работы и двойной программы он поделился с корреспондентом новостной службы портала.

Тема диссертации А. Субботина — "Управление инвестиционным портфелем на основе индикаторов рыночной волатильности". После российской защиты на соискание кандидатской степени ему предстоит защита PhD.

— Александр, для начала скажите несколько слов о себе: где и когда вы учились, что закончили?

— Я учился в Вышке на факультете экономики, после бакалавриата поступил на совместную магистерскую программу, а затем — в аспирантуру ГУ-ВШЭ и Сорбонны.

— Если возвращаться к истокам, то почему вы выбрали Вышку?

— Можно сказать, что в Вышку я попал случайно: тогда это был чуть менее узнаваемый вуз, чем сейчас, а поступать в него мне посоветовали друзья, студенты ГУ-ВШЭ. Они говорили о Вышке как о престижном вузе с хорошим уровнем преподавания и перспективным образованием. Я пришел с родителями на День открытых дверей, а потом поступил на бесплатное отделение факультета довузовской подготовки по направлению "экономика".

— Почему выбрали именно экономический факультет?

— Хотелось понять, что происходит в России и за рубежом, меня интересовала экономическая тематика, и хотелось разобраться, это была первая мотивация. И, кроме того, мне тогда казалось, да и сейчас я так думаю, что по специальности экономиста проще найти работу.

— Как получилось, что вы поступили в совместную магистратуру?

— Я изначально был нацелен на обучение в магистратуре, а когда узнал, что Французским центром и кафедрой фондового рынка была организована совместная программа по финансам с Сорбонной, не колеблясь, решил воспользоваться этой возможностью. И я очень благодарен Центру и кафедре — если бы они не организовали программу, вряд ли было бы возможным просто взять и поехать учиться в Европу.

— Почему решили идти в аспирантуру?

— Я даже не сомневался в том, что поступлю в аспирантуру, учась еще на третьем курсе. Потому что карьеру я планировал заранее, и хотелось заниматься одновременно научными исследованиями и консалтингом.

 То есть во-первых, потому что хотел заниматься научными исследованиями, во-вторых, потому что это дополнительный элемент в карьере. Дело в том, что я работаю консультантом, а консультант с научной степенью имеет больше шансов найти интересную практику и участвовать в нужных проектах. Защитить одну диссертацию в двух странах мне тоже представляется полезным с точки зрения имиджа и дальнейшей карьеры. Кроме того, наличие PhD необходимо для построения научной карьеры.

Знаю, что после совместных магистерских программ многие поступали в аспирантуру европейских вузов.

— Что бы вы могли посоветовать тем, кто поступает на совместную программу?

— Прежде всего, выбирать программу исходя из своих задач в будущем. Дело в том, что не все европейские программы одинаково интересны, некоторые предлагают обучение потому, что у них недостаточно высокая заполняемость мест, так что надо быть бдительным. И второе: если вы выбираете написание диссертаций в двух разных странах, лучше стараться максимально сблизить тематику диссертации. Конечно, требования все равно различные, но написание параллельно диссертаций по совершенно разным темам, на мой взгляд, не слишком продуктивно. Главное — выбирать тематику, которая интересна, нравится и в дальнейшем поможет в построении карьеры.

— Труднее было учиться в двух магистратурах или в двух аспирантурах?

— Дело в том, что в двух магистратурах, по сути, учиться одновременно не приходилось — существовали договоренности, и одни предметы я сдавал там, а другие здесь. Ведь это было не параллельное обучение, а последовательное — совместная программа. В двух аспирантурах учиться оказалось гораздо сложнее. Прежде всего потому, что требования существенно различаются.

— В чем различия между требованиями российской и французской аспирантуры?

— Когда приступал к этой работе, я мало представлял эти различия, сейчас они стали для меня намного более очевидны. Защитить одну и ту же работу не удается. Дело в том, что диссертация в России пишется как монография, некий связный труд, в котором есть главы с очень жестко определенной структурой, и достаточно много формальных критериев. Стандартная диссертация по экономике в западном университете — это по сути сборник из трех статей, каждая из которых часто пишется по самостоятельной проблематике, и основное требование — именно оригинальность, новизна, публикация этих материалов в ведущих журналах. Там гораздо меньше формальных требований, например, вообще нет требования о подробном обзоре литературы. Нужно только то, что требуется в рамках представления того нового сюжета, который излагается в статье. Ты совершенно не обязан делать подробный обзор всей связанной с поставленной проблемой тематики начиная с 80-х годов, достаточно описать те результаты, которые получили твои предшественники, и сразу переходить к оригинальной части.

В российской диссертации, прежде чем переходить к новизне, нужно сделать длинную вводную часть, доступную для тех, кто не является специалистом в данной теме, и даже защита проходит несколько по-другому.

— И в чем разница?

— По опыту моей защиты в ГУ-ВШЭ хочу сказать, что здесь достаточно большой диссертационный совет, в него входят люди, работающие в самых разных областях экономики, которые говорят немного на разных языках. И достаточно сложно адаптировать изложение специфической проблемы для слушателей, которые занимаются другими направлениями. Сейчас я только готовлюсь к французской защите, но могу судить по тем защитам, на которых я присутствовал. Во Франции такой проблемы нет, потому что когда выходишь на защиту, там присутствуют не более 10-ти человек, которые специализируются именно в данной проблеме. Поэтому речь сразу заходит о деталях, о технических новациях и прочем. Пропускается та часть, которая связана с общей значимостью, полезностью темы как таковой. Это не означает, что где-то лучше, где-то хуже, просто по-разному.

— Как в целом прошла российская защита?

— Недавняя защита в Вышке прошла удачно — приняли единогласно. При этом были достаточно напряженные дискуссии, сложные вопросы, но сложность выражалась не столько в том, что на них трудно было ответить, сколько в плане того, что на них нелегко ответить коротко и понятно для специалистов в любой экономической тематике.

— А что касается научных руководителей?

— Есть два научных руководителя.

В ГУ-ВШЭ научный руководитель — Елена Буянова, доцент кафедры фондовых рынков и рынков инвестиций, которая координирует совместную магистерскую программу, по которой я учился, с российской стороны. В Сорбонне научный руководитель — Тьери Шово, который долгое время руководил совместной программой с Высшей школой экономики и магистерской программой по финансам, денежному обращению и банковскому делу.

 — Как была выбрана тема?

— Тема связана с изменчивостью цен на рынке акций, она была выбрана, поскольку к данной проблеме был интерес со стороны частного европейского банка. Сформулировал ее человек, который не является моим научным руководителем, он был консультантом, работал в этой тематике и предложил мне одновременно стажировку в своей компании и такую тему исследования. Мои научные руководители не возражали, и я приступил к работе. Фактически в этой работе изначально ставились практические цели, и она, можно сказать, была сделана по заказу. В дальнейшем стажировка переросла в работу.

 — Расскажите более подробно о своей работе и карьере.

 — В настоящее время я работаю и в России, и в Европе — консультантом по проектам, которые возникают в разных странах. Так, я работал уже во Франции, Италии и России. В дальнейшем мое местоположение зависит от того, как будет складываться ситуация, я готов работать в разных странах. Сейчас тружусь во Франции, пока планирую там и оставаться. Интересные для меня направления — это работа с международными проектами, которые связаны с Россией в том числе. Сейчас у многих западных банков есть российские филиалы, и, наоборот, у российских компаний есть представительства в других странах, так что географически я не привязан жестко ни к какой зоне.

Хотелось бы добавить, что благодарен Высшей школе экономики за качество образования, которое мне удалось получить. На самом деле вышкинские студенты за рубежом выступают очень достойно, часто находятся на верхушке рейтинга и добиваются успеха не случайно. Хотелось бы пожелать Высшей школе экономики, чтобы и в дальнейшем удавалось сохранить тот уровень качества преподавания, который достигнут, и, может быть, даже в чем-то его повысить.

Дубровин Вадим Владленович (2009)

Выпускник магистратуры и аспирантуры Высшей школы экономики, партнер, вице-президент управляющей компании «СоцИнвестГарант», считает, что главное в бизнесе — быть готовым к неожиданностям.

— Почему вы решили учиться на этой   магистерской программе?

— Потому что в магистратуре более продвинутые, более интересные, более специализированные курсы, чем в бакалавриате. Как раз примерно к этому времени, по окончании первых четырех лет учебы в университете, появляется настоящее понимание в отношении того, что ты хочешь изучать, что хочешь узнать о выбранном направлении. Специализация в бакалавриате, конечно, хороша, но все-таки ее недостаточно, потому что сохраняется очень много общих курсов. А вот магистратура — это уже, пожалуй, действительно специализированное образование, здесь и ты уже в том возрасте, когда можешь осознанно понимать, чего тебе хочется, и Вышка готова предоставить тебе уже полностью специализированный курс, подстроенный под конкретное направление. Я думаю, что этоосновное.

— То есть когда вы шли в  магистратуру, уже понимали, в какой области будете работать?

— В целом да, потому что я работаю примерно с третьего курса бакалавриата и хотел продолжить изучение предметов по своему направлению. Вернее, я преследовал двоякую цель: с одной стороны, поступил в магистратуру, чтобы не полностью погружаться в работу и продолжать тренировать мозг обучением, а с другой стороны — просто потому, что хотелось лучше и более профессионально разбираться в деле, которым занимаюсь.

— Как вы считаете, без каких знаний и навыков, полученных в Вышке, вам было бы сейчас сложнее работать?

— Думаю, основное, если оставить в стороне собственно профессиональные знания, — это умение быть в тонусе, умение быстро сосредотачиваться и быть готовым к неожиданным поворотам. Не могу сказать, что этот навык вырабатывается только в магистратуре Вышки, на это нацелена вся система обучения в ВШЭ. Мы были первым курсом, с которого началось внедрение модульной системы — это когда экзаменационная сессия проводится не дважды в году, а несколько раз. Мы были экспериментом Вышки. Вначале мы взбунтовались, были категорически против такой системы обучения: выступали за ее отмену, ходили к одному из проректоров, говорили, что это неправильно, что это не дает глубоко погрузиться в учебный курс, изучить и освоить материал. Однако руководство не сдалось: система продолжала действовать, а мы продолжали в ней вариться и как-то постепенно освоились. И, в общем-то, потом, уже в рабочем процессе, оказалось, что эта система обучения максимально приближена к жизни, а этот навык позволил мне нормально встроиться в бизнес-среду, где никогда не известно, сколько у тебя будет времени на решение того или иного вопроса, где постоянно возникают какие-то новые проблемы. Я думаю, что этот навык самый интересный и самый полезный.

— Вы считаете, он характерен именно для выпускников Вышки?

— Я не учился в других вузах, но знаю много выпускников других университетов и могу сравнивать, и мне кажется, что да, это характерно именно для Вышки. Насколько я знаю, эта система взята из-за границы, с Запада, но она себя оправдывает, и думаю, что и другие вузы скоро, в зависимости от того, насколько их руководство понимает современные реалии, постараются что-то подобное у себя внедрить.

— А еще какие-нибудь особенности есть? Вот некоторые выпускники, например, упоминают преподавательский состав. Можете по этому поводу что-нибудь сказать?

— В магистратуре моими любимыми преподавателями были Николай Иосифович Берзон и Ирина Васильевна Ивашковская. Пожалуй, с ними было наиболее интересно.

— Почему?

— Николай Иосифович умеет очень доходчиво объяснять материал. Это, по-моему, для преподавателя самое важное. И поэтому экзамены по его предмету было очень легко сдавать. У Ивашковской (она читала курс по оценке бизнеса) интересными были методы ведения занятий — кейсы: была работа в группе, было обсуждение, и было интересно. Занятия в магистратуре проводились уже вечером, даже ближе к ночи, и это, пожалуй, был самый правильный способ подачи информации, потому что в десять часов вечера после рабочего дня слушать просто лекцию было тяжело. А вот работа с кейсами, наоборот, даже помогала расслабиться после трудового дня и как-то взбодриться.

— Где вы работаете сейчас?

— Сейчас работаю в управляющей компании «СоцИнвестГарант», которая занимается управлением различными активами. Я в ней партнер, вице-президент.

— А как развивалась ваша карьера?

— Моим первым местом работы была компания «Объединенные машиностроительные заводы», в которую я попал, будучи еще студентом. В ней я провел несколько лет. После этого перешел в выделившуюся из нее компанию — «Морские и нефтегазовые проекты», которая занимается военным и гражданским судостроением, оффшорным судостроением и инжинирингом. А сейчас вот уже некоторое время работаю в управляющей компании.

— Если говорить о профессионализме, к чему вы стремитесь?

— Я никогда не стремился стать профессионалом в каком-то узком сегменте, узком направлении. Конечно, понятно, что объемы информации в современном мире очень большие, и профессионал вынужден специализироваться. Как в науке: раньше ученый был универсалом вроде, например, Леонардо да Винчи — в связи с ограниченностью общего объема знания на тот момент это было возможно. Однако по мере развития науки оказалось, что быть универсальным уже невозможно: надо выбирать предметную область и двигаться вглубь. Я все это понимаю, но, тем не менее, мне всегда нравилось быть универсальным: заниматься различными проектами, разбираться в различных предметных областях. И мне кажется, само обучение в Вышке «заточено» как раз именно на это, потому что дается достаточно много курсов из разных отраслей бизнеса, и так или иначе в ходе обучения есть возможность открыть для себя широкий спектр знаний. Не думаю, что это плохо. Наоборот. Это во многом помогает, потому что, опять же, руководитель бизнеса не может быть узким профессионалом. Например, зачастую, руководящий заводом производственник, как правило, очень хорошо налаживает операционное управление предприятием, но почему-то не владеет финансовой стороной дела. А если во главу завода поставить финансиста, то он достаточно хорошо будет работать с отчетностью и финансами, но может завалить производство. И выход тут, наверное, один — в подборе «правильного» человека, который в состоянии совместить оба направления работы и может подобрать соответствующую команду.

Мартусевич Роман Александрович (2008)

9 октября в Вышке состоялась защита кандидатской диссертации Романа Мартусевича на тему "Критерии выбора победителя в конкурсах за концессии в отраслях естественных монополий". При том, что тема диссертации звучит как весьма прикладная, он стал кандидатом экономических наук по специальности "Экономическая теория" — наиболее теоретической из всех научных экономических специальностей. Своими впечатлениями от научной работы в аспирантуре он поделился с корреспондентом Новостной службы портала ГУ-ВШЭ.

— Роман, вначале будьте добры — несколько слов о себе: откуда, куда, зачем?

— Я веду свое происхождение из старинного знатного рода, уходящего корнями в глубь веков". Шучу! Родился и вырос в Москве. Сразу после школы в 1997 году поступил в ГУ-ВШЭ на экономический факультет, в 2004-м с отличием закончил магистратуру Вышки. Во время обучения в магистратуре был удостоен стипендии Правительства Франции и прошел стажировку в старейшем университете Западной Европы — Сорбонне — по программе двойных дипломов. И лишь через год после окончания магистратуры поступил в аспирантуру ГУ-ВШЭ. Это если очень коротко.

— Почему вы выбрали Вышку?

— Возвращаясь к тем далеким, можно сказать, былинным временам, могу утверждать, что ГУ-ВШЭ был и, на мой взгляд, остается лучшим экономическим вузом России. Основной выбор был сделан еще в школе. Все остальное (магистратура, аспирантура) — это чистый path dependence.

— А как пришло это решение? С кем-то советовались? И главное, когда собирались поступать, вы, значит, не выбирали между МГУ и ВШЭ?

— Зачем ограничивать выбор? Я выбирал из всех вузов, включая и Финансовую академию. Просто, глядя на все вузы в совокупности, суммируя все их возможности, пришел к выводу, что ГУ-ВШЭ по качеству образовательных программ объективно был тогда на порядок выше. Я очень признателен моему отцу Мартусевичу Александру Петровичу, также выпускнику Вышки, за то, что в свое время помог мне это понять и приоткрыл необъятные возможности экономической науки.

— Почему вы выбрали именно экономический факультет?

— Для меня экономика всегда была прикладной наукой. Она дает практический выход мышлению. Все понимали значение экономической науки и подготовки экономистов в эпоху рыночных реформ, но вопрос был скорее в другом — не будет ли перепроизводства экономистов, когда почти все вузы страны учат экономике, все "делают экономистов". Ответ же и тогда, и сейчас — один: настоящих экономистов — все равно единицы. Мы продолжаем испытывать в них недостаток.

— Теперь непосредственно об аспирантуре. Почему пошли в аспирантуру?

— Учеба в ГУ-ВШЭ, не столько даже в магистратуре, сколько в бакалавриате, оказала определяющее влияние на мой выбор. Эта учеба позволила оценить талант, энтузиазм и высокий профессионализм многих профессоров и преподавателей Вышки, исключительно высокое качество преподавания. Это определило желание продолжить обучение в магистратуре. А поездка на стажировку во Францию позволила сравнить качество преподавания здесь и там и утверждать, что в Вышке качество преподавания не хуже, а в чем-то даже лучше, чем в Западной Европе. По крайней мере, на стажировке в Сорбонне мы чувствовали себя на голову выше многих наших одногруппников.

С другой стороны, именно во время этой стажировки я отчетливо понял, что наука может быть такой же практичной и прикладной деятельностью, как работа на предприятии, и что с помощью науки можно сделать очень многое. Кроме того, увидел огромные белые пятна в том предмете исследования, который для себя выбрал, и это задало направление исследований. Во многом выбор темы научных изысканий был определен общением с французским руководителем моей магистерской диссертации, профессором Клодом Менаром, он познакомил меня с современными научными разработками в сфере делегирования частному сектору управления общественными службами. Стажировка во Франции позволила глубже познакомиться с французским опытом делегированного управления и дала видение того, как его применить в России для решения конкретных сверхактуальных проблем.

И, кстати, должен сказать, что испытываю глубочайшую признательность всем преподавателям кафедры французского языка Вышки Т.Е. ЗмеевойН.Б. КудрявцевойМ.С. Левиной и особенно заведующей кафедрой И.В. Николаевой, без титанических усилий которых эта стажировка вряд ли состоялась бы.

— Иными словами, ваше обучение в магистратуре во многом определило выбор аспирантуры Вышки?

— Да. Но тогда я еще не осознавал, что магистратура — это путь в аспирантуру, что это углубление в науку, а не просто углубление полученных ранее знаний.

Было и еще несколько причин для поступления в аспирантуру. Первая из них — это доступ к огромным ресурсам библиотеки Вышки, книгам, журналам, базам данных электронных журналов. Это реальная ценность! Вторая причина — возможность общения с профессорами и преподавателями Вышки. Третья — это прессинг, некий deadline для завершения своего научного труда. Это тоже сыграло свою роль. И, наконец, была тема исследования, актуальная во всех смыслах — и в научном, и в прикладном, — тема реформы ЖКХ, тема использования управленческих и финансовых ресурсов частного сектора для модернизации и развития коммунальной инфраструктуры муниципальных образований России.

За этой темой стоит решение весьма прикладных задач, стоящих перед страной, решение проблем, связанных с ветхостью основных фондов ЖКХ, несправедливым уровнем тарифов организаций коммунального комплекса. То есть ровно то, чего мне не хватало во время обучения в Вышке, — прикладное применение полученных знаний.

Заканчивая магистратуру Вышки, я пошел работать в Фонд "Институт экономики города", на передний фронт реформы ЖКХ. Принятые в 2004—2005 годах Федеральные законы о тарифном регулировании организаций коммунального комплекса, о концессионных соглашениях, Жилищный кодекс, Градостроительный кодекс и пакет законопроектов, направленный на формирование рынка доступного жилья, — ко всему этому приложили голову и руки сотрудники Фонда. Как видите, интересных и масштабных задач на тот момент было много, и полученные в магистратуре Вышки знания оказались весьма востребованными. К тому же работа в Фонде позволяла получить доступ к бесценному фактическому материалу по российским муниципальным образованиям.

— То есть сначала вы заинтересовались темой и только потом пошли работать, чтобы собрать материал, а потом…

— Все так. Но, собирая фактический материал, увлекаешься процессом, потому что начинаешь видеть закономерности. Появляется интерес к их научному обоснованию. И это настолько увлекает, что через год после окончания магистратуры я поступил в аспирантуру ГУ-ВШЭ, а еще через год уволился из Фонда исключительно ради того, чтобы закончить работу над диссертацией, потому что идей и работы было море. Их и сейчас осталось много…

— Оправдались ли ваши ожидания от аспирантуры?

— Вполне. Поставленных целей я достиг. С другой стороны, поступая в аспирантуру, я сильно недооценивал, насколько это тяжелый труд — выдавать новые научные результаты. И теперь проникся еще большим уважением к профессорам, которые достигли серьезных научных успехов, не ограничиваясь пересказом содержания чужих учебников и чужих статей.

— Вы думаете, что научная новизна — не миф?

— Конечно, не миф. Научную новизну сложно получить, добавив к пятистрочному уравнению регрессии новую объясняющую переменную. Но внести вклад, действительно видя, где ты заполнил целую лакуну, да так, чтобы твой вклад был еще и практически применим, тут надо очень много потрудиться.

— И вам это удалось?

— Это можно будет категорически утверждать только по прошествии времени: поживем — увидим. А так в ГУ-ВШЭ и невозможное возможно. В настоящий момент отмечу лишь свое внутреннее удовлетворение.

— А что касается прикладного приложения материалов диссертации, с этим как?

— Мне повезло. Отдельные результаты диссертационного исследования нашли отражение в некоторых Федеральных законах: это прежде всего Федеральный закон №115-ФЗ 2005 года ("О концессионных соглашениях") и №108-ФЗ от 2008 года, в методических рекомендациях ФАС. Также с их использованием было разработано несколько новых учебных курсов, которые теперь читаются в Вышке. Мы создали их совместно с моим научным руководителем и коллегами по кафедре.

— Немало. Признайтесь, научный руководитель оказывал помощь при написании диссертации?

— Моим научным руководителем была доктор экономических наук профессор Светлана Борисовна Авдашева — блестящий исследователь и талантливый педагог, настоящий профессионал. Про нее я могу сказать только самые добрые и теплые слова. Хотя я привык к самостоятельной работе, потребность в помощи научного руководителя очень чувствовалась. Потому что оценить "масштаб бедствия" самому очень тяжело, а Светлана Борисовна методично показывала недоработки и возможности улучшить работу исходя из своего научного, практического, исследовательского и жизненного опыта. В этом смысле я получил от аспирантуры гораздо больше, чем ожидал, так что искренне благодарен Светлане Борисовне за невероятное терпение и ценные советы.

— Какую помощь во время обучения оказывала вам аспирантура ГУ-ВШЭ?

— Во-первых, это доступ к ресурсам библиотеки. Не зря руководство Вышки и особенно Лев Львович Любимов и Владимир Писляков старались, они создали уникальные возможности для студентов и аспирантов ГУ-ВШЭ.

Во-вторых, это материальная поддержка молодых ученых: стипендия ГУ-ВШЭ, повышенные академические стипендии, специальная государственная стипендия Правительства Российской Федерации, стипендия Президента Российской Федерации…

В-третьих, огромную благодарность я испытываю к Научному Фонду ГУ-ВШЭ и Инновационной образовательной программе ГУ-ВШЭ, которые позволили мне посетить одну зарубежную конференцию в Лиссабоне (замечу, мою первую зарубежную научную конференцию) и летнюю школу в Рейкьявике, организованную Институтом Рональда Коуза. От участия в таких мероприятиях остаются очень сильные впечатления, на них буквально дышишь наукой, видишь работу других исследователей, слышишь отточенные речи Нобелевских лауреатов.

— Значит, вы принимали участие в конференциях, научных проектах?

— Да. Только с момента поступления в аспирантуру я выступил с докладами на 11-ти конференциях и двух научных семинарах с весьма широкой географией, что отметил даже мой оппонент на защите. Среди них конференции ГУ-ВШЭ, МГУ, СПбГУ, УрГУ.

Еще я являюсь научным сотрудником Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ. Но, думаю, это — отдельный разговор.

— Как прошла защита? Страшно было?

— Мне повезло: все прошло великолепно. Хотя, конечно, много волновался.

— Какое наиболее сильное впечатление от защиты?

— Наиболее яркое впечатление — это встреча с хорошо знакомыми преподавателями в новом качестве. Это осознание того, что выносишь свою работу на суд профессоров, у которых много лет постигал азы экономической науки, людей, которые во время обучения задали настолько высокую планку, что очень тяжело выдержать их стандарты, но еще страшнее не оправдать возложенных надежд. Наверное, поэтому и волновался много.

Вообще, защищая диссертацию, осознаешь, что в этот момент соотносишь свою систему координат, в которой мыслишь и действуешь, с системой координат, устоявшейся в научном сообществе. Иными словами, проверяешь, насколько то, что делаешь ты или твои коллеги, научно обосновано.

— Оглядываясь назад, вы можете сказать, что удовлетворены своей работой в аспирантуре?

— Да, мне повезло.

— Вам всегда везет? Благодаря чему?

— Как всегда, везение — это 10% случайных факторов и 90% тяжелого, если не сказать каторжного, труда.

— Были ли у вас мысли бросить аспирантуру?

— Нет, не было. Все мои цели оправдывались, я не видел, чтобы они оказывались недостижимы, потому что изначально выбор был сделан осознанно.

— А что больше всего запомнилось из обучения в аспирантуре?

— Погоня за научной новизной, за ускользающими научными открытиями. Это когда что-то придумываешь, начинаешь этим гордиться, а затем узнаешь, что это уже было сказано, например, в 1982 году или даже в 1969-м. Крах иллюзий. Но надежда не умирает. И цикл повторяется снова и снова. Но в какой-то момент начинаешь замечать, что даты публикаций с "твоими" открытиями и идеями начинают стремиться к сегодняшнему дню. Это рождает азарт. А потом настает момент, когда полученный тобой существенный результат оказывается уже действительно новым. Сильнейшее впечатление! Таким образом, настоящая научная работа может быть интересной. Настоящая научная работа — это страсть, драйв и адреналин.

— Действительно интересно. Кстати, об интересе, но другого рода — вам бы хотелось, чтобы защита кандидатской сказалась на улучшении вашего материального достатка?

— Конечно, хотелось бы. Но когда я поступал в аспирантуру, это не было главным мотивом. И мне до сих пор кажется, что обучение в аспирантуре — нерентабельный проект.

В аспирантуру идут разные люди, но заканчивают работу лишь наиболее способные. Можно даже утверждать, что те, кто прошли через мелкое сито диссертационного совета ГУ-ВШЭ, действительно доказали, что могут сделать и уже сделали нечто ценное, нечто важное. И в этом, наверное, самый сильный сигнал рынку труда.